гл.страница легенды мистика старая Прага дома, улицы выставки контакты

Гус не бунтовщик, а ученый

В 2015 году исполняется 600 лет со дня сожжения Яна Гуса на костре в Констанце. Чешское телевидение подготовило к этой дате трехсерийный фильм режиссера Иржи Свободы и сценариста Эвы Кантурковой.

Ян Гус представлен как деревенский человек, эмоциональный, с глубокой верой в Христа, но также и вдумчивый интеллектуал. На чем основывалось его великое влияние?

Ян Гус
Ян Гус (кадр из фильма)
Ян Гус с товарищами
Ян Гус с товарищами (кадр из фильма)

Благодаря своему происхождению Гус был близок к простым людям. Он хотел пояснить им Евангелие, а от священников требовал, чтобы они были примером в жизни. Он добивался возрождения церкви.

В Вифлеемской часовне он встречался со средним и низшим сословиями, потому что это было единственным местом, где говорили по-чешски. На его проповеди собиралось и две тысячи человек, что вызывало зависть у пражских священников и прелатов.

На проповеди ходила и королева Жофия, сторонница Гуса. Иногда приходило средняя аристократия, к которой король Вацлав был ближе, чем к высокопоставленным панам, которых опасался. Поскольку Гус критиковал отношения в церкви, то это уже стало политикой. Он не был вождем народа, но его идеи имели большое значение.

Ян Гус на проповеди
Ян Гус на проповеди
Король Вацлав и королева Жофия
Король Вацлав и королева Жофия

В фильме показана деятельность Гуса в Пражском университете, борьба за власть в Чешском королевстве и в Европе, кризис церкви, который в то время пытались управлять три Папы Римских. Авторы фильма сосредоточились на деятельности Гуса как пастора и как ученого. Если бы он не стал управляющим Вифлеемской часовни и не перенес свои университетские размышления в проповеди, т.е. не вынес их вовне, «на улицу», то, наверно, остался бы одним из многих критиков церкви. Хилиазм (учение о тысячелетнем земном царствовании Христа после его второго пришествия) наиболее развился гуситскими радикалами.

Могли ли эти течения оказать влияние на Яна Гуса? И в его время появлялись разные секты. В предыдущее столетие были неурожаи, и господствовал голод. Эпидемии скосили значительную часть населения, и в этом находят поддержку различные иррациональные теории. Поэтому в обществе царило сильное напряжение.

Стал бы Ян Гус гуситом, если бы не был сожжен на костре? Наверно, нет. В первую очередь он был университетским ученым, человеком, который вступал в интеллектуальные споры. Он добивался реформы церкви, ее приближения к учению Христа, ее образцовости, а не революции.

Гус хотя иногда и выступал как фанатичный моралист и до некоторой меры пытался идти своим путем, он всегда обращался к Писанию, обдумывал его и в соответствии с его содержанием противостоял церкви. Свое докторское звание он защитил на артистическом факультете; теологический он окончил только как бакалавр. Вероятно, потому что его взгляды с самого начала не принимались без ограничений. Это, видимо, отражало и тогдашний теологическо-философский спор между немецкой и чешской частями университета.

У Гуса было еще одно большое противоречие - он был как бы между двумя эпохами. Своей беззаветной верой в Христа он был глубоко погружен в средневековье, а с другой стороны, предзнаменовал реформацию тем, чего требовал - руководствоваться своей совестью, признавать авторитет Писания и пользоваться своим разумом. И то, и другое он ставит выше иерархии церкви.

И это привело его на костер. А также его упор на личностную целостность, что в то время было исключительным, но вырастало из его деревенского характера. Гус долго и тщательно все обдумывал, но если к чему-то пришел, то настаивал на том. Это сильно раздражало его друга Штепана Палеча.

Иероним Пражский
Иероним Пражский
Штепан Палеч
Штепан Палеч

Оба были сначала сторонниками Виклефа, хотя сначала Гус принимал не все, размышлял, в то время как Палеч был готов биться за каждое слово Виклефа. Поэтому он уверенно поехал в Рим, где перед курией Папы Римского хотел защитить себя от обвинения, что проповедует заблуждения Виклефа. Но по дороге в Болонье его арестовал кардинал Бальтазар Косса, позже избранный Папой Римским.

Палеч после возвращения в Прагу изменился. Наверно, его сломил страх. Однажды предъявленное обвинение в ереси оставалось действительным, и в любой момент он снова мог предстать перед судом. Римско-католическая церковь констатировала, что Палеч в Болонье, а потом и в Пизе «сменил свои взгляды». Однако он не только сменил взгляды, но и свидетельствовал против человека, которому грозило сожжение на костре, выступаю с фальшивыми доказательствами. Доказано, что из более чем 40 утверждений, которые Палеч подготовил для церковного собора как еретические цитаты из сочинений Гуса, только 11 было настоящих, а остальное он исказил и сфальсифицировал. После выступления на соборе Палеч уже не осмелился вернуться в Чехию.

В фильме еще появляется персонаж доминиканца, который посещает Гуса в заключении в Констанце. В письмах Гус упоминает кого-то, называя его «Отец». До сих пор неизвестно, кто это был, возможно, посланник умеренных итальянских кардиналов, с которыми мог быть в контакте и Зикмунд и которые пытались найти для него какой-то выход, чтобы не попал на костер. К тому же им претила мысль, что сожжение на костре осквернит репутацию церкви.

На церковном соборе
На церковном соборе
Ян Гус  на церковном соборе
Ян Гус на церковном соборе

Уезжая в Констанц, Гус не надеялся на освобождение и возможность продолжения своей работы, даже если бы отказался от своих идей. Об этом свидетельствует пример его друга Иеронима Пражского, которого арестовали в Констанце. После смерти Гуса Иеронима пытками вынудили признать, что Гус и Виклеф были еретиками, но и после признания он остался в заключении. Потом он попросил слова на соборе, отказался от своего признания и назвал Гуса святым мучеником. И его тоже сожгли на костре.

В Чехии за смерть Гуса долгое время обвиняли короля Зикмунда. Когда он приглашал Гуса на собор и обещал ему слушание, он должен был знать, что его власти недостаточно против церкви. Возможно, он переоценил себя. Возможно, он надеялся, что Гус сможет защитить себя перед интеллектуальной элитой европейского католического клира. Когда Папа Римский Иоанн XXIII, он же Косса, бежал с собора, чтобы не потерять свою должность, как обещал, казалось, что никто не хочет никаких дел с заключенным. Зикмунд мог тогда отпустить Гуса, но он передал его епископу Констанца.

С другой стороны, в Констанц было вызвано много заблуждающихся, некоторых из них сожгли, но никто из них не мог выступить перед целым собором, как Гус. Это было заслугой Зикмунда, хотя он и договорился об этом под давлением чешских панов. И это было непросто для него. На соборе Гуса не допустили к дискуссии. Его без колебаний арестовали и хотели судить перед комиссией по вопросам веры, как и остальных еретиков. И в заключении Гуса «всего лишь» приковали, в то время как остальных подвергли пыткам.

Почему же Гус думал, что в Констанц едет на слушание, чуть ли на научный диспут, и что охранная грамота Зикмунда его защитит, если у правителей не было власти над церковью? Возможно, он надеялся, что раздоры в Праге и Чехии вызывают только локальную ревность, а собору будут интересны теологические вопросы. Тогда бы он защитил себя, и о нем перестали бы распространять опосредованные слухи.

Ян Гус на костре
Ян Гус на костре
Ян Гус на костре
Ян Гус на костре

На то, как Гуса воспринимала церковь, оказал влияние и пражский архиепископ Збинек Зайиц, который сначала был сторонником Гуса, но под влиянием пражских приходских священников, высокого клира и под давлением из-за границы стал его противником. Также он был обязан одному из Пап Римских, Григорию XII, за свое место, которое купил у него (в то время это было обычным). О нем распространялись слухи, что читать и писать он научился, уже, будучи взрослым, поэтому с латинскими и немецкими сочинениями, вероятно, не был знаком, в научных диспутах мало что понимал, поэтому на него легко было оказывать влияние.

Гус же был искренне убежден в правде Божьей, которую провозглашал. Наверно, он надеялся убедить собор в своих представлениях о реформе церкви. Он утверждал, что Папа Римский, живущий в смертном грехе, занимает должность вовсе не по милости Божьей. Объясняя свою мысль, он распространил ее и на короля, т.е. на светскую власть. Может быть, после этого выступления Зикмунд побудил некоторых церковных сановников осудить Гуса, если не откажется от своих слов.

Из интервью с режиссером Иржи Свободой

Jan Hus (Фильм на чешском языке. 3 части по 80 мин.)


гл.страница легенды мистика старая Прага дома, улицы выставки контакты