гл.страница легенды мистика старая Прага дома, улицы выставки Контакты


Малостранский пожар 1541 года

Вид на северную сторону Малостранской площади. Фото Галины Пунтусовой
Вид на северную сторону Малостранской площади
«Весна 1541 года была очень сухой и жаркой, а 2 июня, кровельщики, работавшие на крыше малостранской ратуши, заметили, что из дома «На Баште» (Na Baste) выходит дым. Они стали кричать людям: «Горит! Горит!», те пытались попасть в дом, но слуги их не впустили, заверив, что пожар потушат сами. Открыли двери только тогда, когда увидели тщетность своих усилий.

Ветер, который менял направление, начал свое печальное дело - разнес горящий шиндель на крыши других домов. Тут же загорелся дом портного Павла Фукса, потом угловой дом колесника, к югу огонь перескочил на небольшой костел св. Вацлава, перед которым была кухня Мартина Шпалека.

С востока начал гореть монастырь св. Томаша, и обе стороны улицы беспомощно покорялись дикой стихии, ненасытно несущейся к Граду. Огонь захватил дом «На Вапенице» (Na Vapenici), принадлежавший панам Беркам из Дубы, и был там, где позже Вальдштейн построил свой дворец. Там жил известный летописец Вацлав Гаек из Либочан, и там он хранил некоторые документы своей известной, как раз тогда печатавшейся Хроники чешской. Кое-что из этой Хроники сгорело.

Оттуда к востоку была крепостная стена Епископского двора, которая поднималась к Черной башне на Граде. За стеной были преимущественно сады по направлению к нынешнему Кларову, три кирпичных завода и пустые места. Сюда огонь не дошел, но поглотил небольшие домики под валом, в которых жили мясники. Оттуда пытался убежать отец с дочерью, но напрасно - губительные языки пламени неслись по сухой траве наверх, к стенам Града, и в них сгорел несчастный отец с ребенком.

Вид на Пражский град перед пожаром 1541 года
Вид на Пражский град перед пожаром 1541 года
Тут все между рынком и Градом горело, и пришло страшное известие, что в середине Остружницкой (Нерудовой) улицы, где были в крепостной стене Черные ворота, загорелись также два дома. Из-за переменного направления ветра два расширяющихся огня распространялись по шиндельным крышам узких, стоящих вплотную домов, по верхнему рынку на западной стороне, к домам богатых и небогатых мещан и дворян, панов из Рабштейна, Роупова, Шеленберка, Келча. Огонь поглотил все вокруг замковой лестницы, за Черными воротами перенесся на нынешнюю верхнюю часть Нерудовой улицы, а оттуда устремился на Градчаны.

По сухой траве на валах над северной Малой Страной огненные языки, перемешанные с горящим шинделем, приползли к стенам Града, а оттуда перелетели на кров костела Всех святых, захватив его снаружи и изнутри.

Оттуда уже было близко к Владиславскому залу, великолепно построенному в 1484-1500 гг. Бенедиктом Рейтом из Пустинка. Хотя его свод и устоял, но в некоторые отверстия между ребрами всеже провалились горящие куски, от которых загорелся пол зала. Оттуда огонь распространялся к западу на здания, где были новые и старые королевские покои. Далее к Белой башне, которая стояла на южном конце нынешней дороги между вторым и третьим двором. Восточная сторона Града тоже поддалась пожару, весь монастырь св. Иржи с кровом костела, дом кастеляна, из которого под хорошими сводами сохранились книги этого учреждения. Сгорели и здания на северной стороне Града, устояли только две восточные башни - Далиборка и Черная.

Вид на Пражский град с Оленьего рва
Вид на Пражский град с Оленьего рва
Эта ужасная трагедия длилась три часа, из 211 малостранских домов сгорело 133. Жертвами пожара пали не менее 50 человек. Огненную лавину не одолел и строящийся столичный храм. Его колокола плавились и разливались по полу, мрамор на надгробии св. Войтеха лопнул, горящий орган упал на костельную мебель. Поистине апокалиптическое зрелище. Летописец Гаек видел пожар своими глазами и выпустил книгу. Люди такой обширный пожар, который затронул и самое священное место королевства - Пражский град с его сердцем - храмом св. Вита, объясняли его как Божье знамение, Божье наказание.

Владельца дома «На Баште», откуда начался пожар, пана Людвика из Гутштейна, через год после трагедии убил Ян Фиршиц из Набдина. Пожар навсегда стал предупреждением и оказал влияние на урбанистическое решение Малой Страны. На первый взгляд пожар - несчастная случайность, жертвой которой пала и жемчужина королевства. Речь идет не о королевских регалиях, а земских досках (земских книгах) - основной юридический документ Чешского королевства, который содержал все земельные владения недвижимости.
Ales Cesal

гл.страница легенды мистика старая Прага дома, улицы выставки Контакты