гл.страница легенды мистика старая Прага дома, улицы выставки контакты

О сарацинской принцессе
Легенды Старой Праги

Прага. Вацлавская площадь. Конские ворота в Новоместском городском укреплении
Винограды
Когда-то посетила Прагу большая дружина сарацин из далеких стран. Приехали в роскошных каретах, запряженных украшенными лошадьми, их седла блестели серебром, а в их процессии шли семь белых верблюдов. Говорили, что сарацины будут в Праге вести переговоры о продаже дорогих приправ, особенно муската, имбиря, гвоздики, о поставках южных фруктов, каких пражане еще не видели, сахара с Мальты, который белый и чистый, как свежий снег, а также о продаже турецкого шелка, редкостного бархата. Но также говорили, что они приехали не только торговать, а главной их целью было завершение великой турецкой войны. И действительно, они не были похожи на обычных торговцев, среди них были люди благородного происхождения, из княжеских семей. Одного из них звали Ибрагим, с ним была молоденькая дочь, сарацинская принцесса.

Все сарацины были высокие и худые, черные, как смола, смотреть на них были и приятно, и страшно. Но сарацинская принцесса была такая красивая, что сердце радовалось. Ее лицо всегда было закрыто, но ее глаза за вуалью были, как шелковые, на кого она смотрела, у того голова шла кругом. Ее походку можно сравнить с волнением поля от ветерка в жаркий день, а когда она поднимала руку, никто не мог забыть до самой смерти ее грациозное движение. Все хотели взглянуть на нее, когда она садилась в карету или торопливо шла по двору в сопровождении служанок. Так перед входом в Штенбергский дворец, где остановился ее отец Ибрагим, постоянно стояла толпа зевак с Малой Страны и других районов Праги. Среди них был и сын одного торговца из Старого Места. Он обратил внимание на принцессу во время переговоров, которые вел его отец с сарацинами, и с того момента для него весь мир изменился. Он не ел, не спал, ходил с прикрытыми глазами, думая только о сарацинской принцессе. По ночам он скрывался в темных уголках Малостранской площади, а днем ловил каждую возможность, чтобы увидеть хотя бы край ее вуали.

Принцесса быстро его заметила, но каждый раз только опускала глаза и избегала его взгляда, как могла. Отец Ибрагим был строгий, охранял ее, как самый дорогой клад, она ни на минуту не могла остаться одна, а большую часть времени проводила в полумраке дворцовых покоев. И только иногда после обеда садилась в карету и с несколькими служанками выезжала в сады и виноградники за Конскими воротами (Винограды за Национальным музеем), где сидела в траве или играла со своими компаньонками.

Староместский сынок быстро узнал, куда ездит иноземная красавица, спрятался в кустах, чтобы мог ее видеть и слышать ее голос, который для него звучал, как серебряный колокольчик. Случилось, что в конце одного жаркого дня ему улыбнулась удача - во время игры принцесса хотела ускользнуть от своих спутниц и выбежала на маленькую лужайку, на краю которой в кустах скрывался влюбленный юноша. Он вышел из своего укрытия и обратился к ней. Никто не знает, что они сказали друг другу, но с тех пор принцесса ездила за Конские ворота каждый день и всегда находила удобный случай хотя бы на минуту тайно встретиться с влюбленным молодым человеком. Вскоре оба воспылали, как пламя, у обоих билось сердце при мысли, что вот-вот им предстоит расставание. И чем ближе был тот момент, тем невыносимее им была мысль, что принцесса уедет обратно в свою далекую страну, и они больше не увидятся.

Приближался день отъезда сарацинской дружины, а когда он был уже совсем близко, оба решили, что сарацинская принцесса убежит, чтобы они остались навсегда вместе. В назначенное время принцесса отправилась за ворота с единственной компаньонкой, оставила ее на краю виноградника и побежала к месту, где ее уже ожидал ее возлюбленный.

Однако одна из служанок проговорилась отцу, с кем встречается принцесса, и едва оба обнялись, из кустов выбежала толпа сарацин и окружила их плотным кольцом. Принцесса побледнела, и побледнела еще больше, когда из толпы вышел ее отец. Он сложил руки на груди, а его глаза метали молнии. Принцесса упала на траву, обняла ноги отца и с плачем просила, чтобы он разрешил им с юношей пожениться.

Сарацин мрачно посмотрел на юношу и сказал: «Ты должен умереть, но поскольку моя дочь любит тебя, даю тебе возможность умереть в честном поединке».

«А если победа будет за мной?» - спросил молодой человек.

«Если победишь, получишь в жены мою дочь, но этого не случится».

Он вытащил из ножен изогнутую саблю, бросил ее к ногам юноши и трижды хлопнул в ладоши. Один из мужей, которые стояли поодаль, подошел ближе, выдернул из-за пояса кинжал и посмотрел на своего противника, как смотрят на маленькую полевую мышь.

Молодой человек поднял саблю и ждал, что будет дальше. Сарацин сделал быстрый выпад, но юноша его отразил. Сознание, что он борется за принцессу, придавало ему сил, но он был неискушенным в поединках, впервые в жизни держал в руке сарацинскую сталь, и поединок закончился так, как и ожидал отец принцессы - сарацин притворялся, что отступает, а потом неожиданно резко атаковал и поразил юношу прямо в сердце.

Сарацины вынуждены были силой отвести принцессу. Она с плачем обнимала тело своего любимого, ее не могли от него оторвать. Каждый день она возвращалась на место поединка, лежала, лицом в траве, и из ее прекрасных глаз беспрестанно текли слезы. Однажды вечером на закате солнца у нее на этой лужайке разорвалось сердце. Вскоре после этого сарацины уехали из Праги. На лужайке, где принцесса умерла от горя, люди поставили статую, изображавшую ее, и называли ее Сарацинкой в память о великой любви, которая закончилась так печально.

* * *

Но это еще не конец истории. Остается рассказать, как именно возникла легенда о сарацинской принцессе. На местах, где находится каменное изображение молодой печальной девушки, в старые времена были виноградники, луга и поля, которые тянулись от нынешней Виноградской улицы до глубины садов, которые сейчас называются Ригеровыми. Все эти участки в 1783 году купил граф Йозеф Эмануэль Канал (Josef Emanuel Canal z Malabaily) из Малабайлы и создал на них сад, который был самый красивый в Праге. В траве стояли статуи, в искусственных прудах и ручьях резвились рыбы невиданной формы и цвета, под деревьями иноземных сортов стояли клетки с ценными птицами. Каждое дерево было особенным и единственным своего сорта, цветом, формой листьев, каждое растение было, как драгоценный камень. Сад получил название по своему основателю: Каналский сад, или просто Каналка.

Старый граф в завещании оговорил, что сад никогда не будет закрыт, но время шло, и большая часть сада была застроена домами. Городское самоуправление Виноград выкупило соседние участки с севера, на них разбило новый обширный сад, к которому присоединили остаток Каналки с местом, на котором, согласно легенде, умерла с горя красавица сарацинка. К новому саду тогда присоедини некоторые соседние усадьбы, среди которых и №38, называемую Возова, которая принадлежала графу Райхенбаху (Reichenbach). Скорбящая вдова Райхенбаха вскоре после смерти своего мужа вышла замуж за графа Сарацина Беллфорта, от которого усадьба получила название «Сарацинка». Около «Сарацинки» в то время стояла пирамида из песчаника с надписью «За жизнь, счастье, любовь и благодарность», якобы в память о каком-то поединке двух офицеров из-за девушки.

Возникает вопрос - был ли поединок? Была ли статуя красивой девушки, для которой люди придумали историю? Поединок здесь был, но совсем не такой, о котором рассказывает легенда.

Тогда шел 1786 год. На нижней части Конского рынка (ныне Вацлавская площадь) стояло деревянное здание чешского патриотического театра «Боуда» (балаган, будка). В сентябре этого года театр посетил и император Иосиф II в сопровождении генерала Лаудона и других высших офицеров. Они смотрели пьесу и балет. Один из офицеров императора оскорбительно выразился о бедности театра, об уровне игры и вообще о чешском народе. Насмешка не осталась без отклика, и один из пражан вызвал офицера на дуэль. Поединок произошел как раз в Каналском саду, и напыщенный офицер был жестоко осмеян - его противник в справедливом гневе выбил у него из рук оружие, погнал его по всему саду, а острием его собственного меча распорол ему не только пальто, но и штаны.

Пражане получили от этого большое удовольствие, а в пьесе, которую играли в «Боуде», сразу же появились остроумные намеки на этот поединок. Пьеса имела бурный успех, шла целый месяц, «Боуда» была полна до последнего места, но дворянам и господам насмешка сильно приелась. Наконец, они послали список всех намеков с покорной, но настоятельной жалобой прямо в руки высочайшего Величества. Император посмотрел текст пьесы и разрешил играть вышеупомянутый фрагмент и дальше. И более того, выдал «Боуде» привилегию Патриотического театра. Но проявил это великодушие не из любви к чешским актерам, а совсем по другой причине – был непримиримым противником поединков и любой ценой хотел ограничить их число. Даже объявил, что искоренит эту постыдную привычку, даже если лишится половины своих офицеров.

Путь, полный исследований, подошел к концу. Начался с большой любви, а закончился разорванными штанами императорского офицера. А статуя печальной принцессы и не догадывается об этом.

© Перевод Галины Пунтусовой. Перепечатка без ссылки на сайт www.prahafx.ru запрещена


гл.страница легенды мистика старая Прага дома, улицы выставки контакты