гл.страница легенды мистика старая Прага дома, улицы выставки контакты

О колоколах Лореты
Легенды Старой Праги


Лоретанская пл., 7
В башне над аркадами Лореты есть старый карильон, который приобрел в 1694 году Эбхард из Глукова. Часы работы Петра Неймана, колокола отлил Кладеус Фромм в Амстердаме за 15 тыс. золотых.

В давние времена они еще не играли трогательную и печальную мелодию, как сейчас, а только отбивали время: большие колокольчики сообщали час, меньшие - четверти.

Тогда жила в Новом Свете бедная вдова. Она работала от рассвета до заката, чтобы прокормить своих детей - а тех было как раз столько, сколько колокольчиков на башне Лоретто. Вдова называла своих чад лоретанскими колокольчиками. В хорошем настроении сравнивала их с настоящими колоколами: те большие могут подождать, а маленькие каждую минуту что-нибудь хотят.

Еще одно богатство было у бедной вдовы: нитка серебряных монет. Получила она их давно от богатой крестной матери и хранила в комоде как большую драгоценность, пока дети не вырастут и она не даст каждому по монетке на память.

Пришло время, и в Праге разразилась эпидемия, больше всего среди бедных, в обветшавших домах и на грязных кривых улочках. Да так метко выбирала, что бедные уже начали думать, будто богатые подмешивают им яд с целью избавиться от них.

Вскоре зараза добралась и до улочек Нового Света, не миновав и дома бедной вдовы. Однажды заболел самый старший сын, мать была в отчаянии, врачу заплатить не могла. Болезнь наступала быстро, прошло едва пара часов, а она уже видела, что у сына душа отлетает. Открыла комод, достала нить с серебряными монетами, сняла самую большую и пошла к Лоретто, чтобы оплатить последний путь своего сына, если уж не могла оплатить лечение. Вскоре над крышами Нового Света самый большой из лоретанских колоколов погребальным звоном сообщил о смерти мальчика.

На следующий день печальная вдова шла за погребальной повозкой, чтобы попрощаться со своим сыном и знать, в какой яме для бедных он будет похоронен. Когда она вернулась домой, нашла в горячке следующего ребенка: это была ласковая светловолосая девочка, и свою мать уже едва узнавала. С тяжелым сердцем вдова взяла вторую серебряную монетку и пошла к Лоретто.

Так продолжалось день за днем, на нитке убывали монетки, день за днем несчастная вдова шла за погребальной повозкой, а с лоретанской башни звенел колокол все меньший и меньший, пока не прозвучал самый маленький – умер последний ребенок бедной вдовы.

Мать проводила на кладбище последнее дитя. На обратной дороге она почувствовала жар и поняла, что болезнь добралась и до нее. С трудом дошла до дома, легла на кровать в опустевшей комнате и с горечью подумала, что нет у нее уже никого, чтобы подать ей стакан воды. Одна мысль смягчала ее скорбь: она недолго проживет без своих детей, которых она любила больше всего на свете. Жар палил ей лицо, тело бил озноб, она ждала свою последнюю минуту. В проблесках сознания она продолжала думать о своих детях, с потрескавшихся губ слетел еле слышный вздох:

«Дети, мои дорогие дети! Сделала я для вас все, что могла. А для меня уже никто ничего не сделает. И погребальный звон я вам заказывала, а кто закажет его для меня, чтобы проводить меня в последний путь?»

В тот момент высоко над крышами домов зазвучали лоретанские колокола. Звонили все одновременно, их голоса сливались в мелодию настолько неслыханно прекрасную, что люди на улицах останавливались и слушали со слезами на глазах. Голоса колоколов переплетались, пели вместе и сопровождали один другого, и это звучало как песня, исполненная благодарности.

Вдова открыла глаза, мгновение слушала, потом снова медленно их закрыла, и на ее бледном лице появилась счастливая, спокойная улыбка.
С тех пор лоретанские колокола не звонят, а поют.

© Перевод Галины Пунтусовой. Перепечатка без ссылки на сайт www.prahafx.ru запрещена


гл.страница легенды мистика старая Прага дома, улицы выставки контакты