гл.страница легенды мистика старая Прага дома, улицы выставки контакты

О волшебстве раввина Лёва
Легенды Старой Праги

Прага. Раввин Лёв перед каретой Рудольфа II
В царствование императора Рудольфа II в Старо-Новой синагоге раввином был назначен Иегуда Лёв Бен Бесалель. В то время в Праге селились большие колонии евреев из русской земли и Балкан, от бесчинств инквизиции сюда бежали загнанные люди из испанской и португальской земли, приходили переселенцы из немецких городов и прославленные талмудисты со всех уголков Европы. Иегуда Лёв также вел бродячую жизнь.

Родился он в немецком городе Вормсе, какое-то время был раввином и школьным ректором на Мораве, оттуда пришел в Прагу, а позднее в Познань, пока его не пригласил в Пражский замок император Рудольф II. Спустя несколько лет ученый рабби вернулся в Прагу совсем и был назначен главным раввином.

Раввин Лёв жил на Широкой улице Еврейского квартала, над дверью своего домика он велел вытесать из камня изображения льва и гроздь винограда в знак, что происходит из рода Аарона.

Иегуда Лёв отличался не только знаниями Библии, Талмуда, Каббалы и древнееврейского языка, но и знаниями в области астрономии, механики, физики и древнего иврита. Поэтому не удивительно, что его посещали не только мудрые талмудисты из далеких стран, но и ученые мужи, ищущие новых знаний, алхимики и астрономы.

Как раз когда рабби Лёв обосновался в Праге, пражским евреям угрожали очередные погромы. Раввин хотел уберечь свой народ от изгнания, поэтому отправился к правителю. Однако царский камердинер Ланг его не пустил.

Раввин узнал, в какое время император проезжает по Каменному мосту на староместский берег Влтавы, затерялся в толпе зевак и, как только появилась царская карета, встал у нее на пути с распростертыми руками. Зеваки стали бросать в раввина комья грязи и камни, но он стоял неподвижно, а камни и грязь прямо в воздухе превращались в фиалки и розы.

Карета остановилась, император выглянул из окна посмотреть, что за препятствие его задерживает. Храбрец подошел ближе, низко поклонился, подал ему свое прошение и попросил об аудиенции. Император велел раввину не уходить из дома в течение семи дней.

На седьмой день перед домом со знаком льва и винограда остановилась прекрасная карета, и лакей сообщил рабби, что его милостиво ожидает император.

Долго тогда сидел рабби Лёв с императором, учениками и дворянами, беседовали о справедливости и несправедливости, а раввин снова и снова просил о безопасности Еврейского квартала. Говорили не только о справедливости, но и о вещах, которые интересовали императора: о колдовстве, странных силах, оказывающих влияние на судьбы людей, о Талмуде, алхимии, о прошлом, которое влияет на будущее.

Правитель спросил раввина, может ли он оживить прошлое, и с улыбкой объявил, что хотел бы увидеть своими глазами Авраама, Исаака, Якова и его сыновей. Рабби не решился отказать императору в просьбе, но сказал, что ему потребуется его волшебная лампа; потом обсудили когда и где правитель увидит тени давно умерших.

Спустя несколько дней раввин снова приехал в резиденцию короля. Король, дворяне, алхимики, астрологи собрались в старой части Замка, свет погас, и только мерцали тени от чаши раскаленного угля. Раввин зажег свою старую лампу, посыпал порошок на уголь, и к потолку поднялся светлый дым. Внезапно в нем появился вид Градчан, вначале как бы в тумане, а потом со всеми подробностями. Когда дым рассеялся, король спросил, исполнит ли раввин свое обещание.

Раввин кивнул и сказал, что никто не должен смеяться, что бы ни происходило. Снова он наклонился к чаше с раскаленным углем, снова появился дым. Долго не было ничего видно, а потом внезапно среди дыма появилась фигура Авраама с длинными усами. После него показались тени Исаака, Иакова, двенадцати сыновей Иакова – праотцев двенадцати колен. Дворяне сидели тихо, затаив дыхание в священном ужасе, пока внезапно не появился сын Иакова Нафтали, забавно прыгающий между колосьев около большого поля синего льна. Король уже не сдерживал своего оживления, усмехнулся, и в тот же момент видение исчезло.

Раздался треск, зрители увидели, что потолок сдвинулся и опускается все ниже. Король испуганно выскочил, но раввин поднял руки, невнятно пробормотал несколько слов, и потолок послушно остановился.

В тот же день Рудольф II приказал не сметь обижать евреев и что вся община не должна отвечать за действия одного человека.

Однажды король по приглашению раввина приехал к нему с целой дружиной. Вышел из кареты и в удивлении остановился перед потемневшей стеной старого домика. Пока размышлял, заходить ли в дом, на пороге появилась высокая фигура хозяина, приглашающего короля с дружиной под свою крышу. Едва они переступили порог, как оказались, словно в другом мире. За дверью начинался высокий сводчатый коридор с расписным потолком, по сторонам десятки дверей в такие просторные залы, что король удивлялся, как все это могло поместиться в таком ничтожном домике. Ошеломленно смотрел он на венецианские зеркала, мраморные столы, золотые и серебряные кубки, дорогие восточные ковры и особенно на зал, где их ожидало угощение. Гости не переставали удивляться прекрасному вкусу и богатству хозяина дома.

Одному из дворян не давало покоя богатство раввина, и он уговаривал его поделиться тайной. Раввин только улыбался. Когда через несколько дней граф узнал, что в Моравии целый замок внезапно исчез целый замок со всеми драгоценностями и уже к ночи вернулся снова, как раз в тот день, когда они были в гостях, то сразу догадался, откуда богатство у раввина, и немедленно отправился в еврейское гетто. Он снова потребовал рассказать ему тайну. Раввин увидел в глазах графа жадность, печально склонил голову и сказал:

«В Книге мудрых сказано, что нельзя хвалиться своим богатством, потому что оно преходяще. Не буду скрывать, что обладаю некоторыми знаниями Каббалы, но не имею право о них рассказывать».

Дворянин настаивал, заявил, что обладает таким большим богатством, что может вести себя как угодно, за что другой бы попал под меч палача. Говорил, что может свое влияние направить во благо евреям, а может и против них.

Рабби Лёв внимательно посмотрел ему в лицо, вздохнул и сказал:
«Ну что ж, не хотел я говорить с вами о тайном учении, но вы меня вынудили. Один вопрос: обидели ли вы когда-нибудь кого-нибудь, поступили ли несправедливо? С тайным учением может ознакомиться только по-настоящему безвинный человек. Таков закон: иначе ваши знания обратятся вам не на пользу, а во вред».

Граф гордо сказал, что лучшим доказательством отсутствия его вины является его дворянская честь. Раввин предложил ему обернуться, граф задрожал и закрыл лицо руками. Он увидел свою сестру и ее ребенка, которые погибли из-за того, что ему захотелось их имущество. Граф выбежал из дома раввина и никогда больше там не появлялся.

О мудрости раввина из Староновой синагоги рассказывают и другие истории.

В одном из домов Старого места были лавки старьевщика и мясника. Их магазинчики разделяла тонкая дощатая стена, так что мясник часто подглядывал в щели, сколько заработал его сосед. Оба были одинаково бедные. Однажды мясник увидел необычно большую горсть денег на столе старьевщика, которые тот несколько раз пересчитал и положил в кожаный мешочек.

Мясник в тот день заработал мало, и его охватила жгучая зависть. Долго придумывал, потом пошел заявить в суд, что сосед его обокрал, и подробно описал виденный им кожаный мешочек. Стража осмотрела все магазинчики в этом доме и действительно нашла у старьевщика мешочек с деньгами. Старьевщик уверял, что деньги его. Суд не знал, что делать.

Обратились к рабби Лёву. Раввин велел наполнить чистый котелок водой, положить в него все деньги и повесить над огнем. Когда вода закипела и котелок сняли с огня, раввин долго рассматривал поверхность воды. Потом сказал отпустить старьевщика и объяснил, что тот весь день продает старые тряпки, в то время как мясник с утра до вечера держит в руках мясо и сало, а на воде с деньгами нет ни кружочка жира.

Прага зауважала рабби Лёва еще больше. Но король в своей благосклонности не был постоянен. Большую часть времени проводил с алхимиками, астрологами, а государственные дела перекладывал на советников. Те не любили евреев и при каждом случае настаивали, чтобы король относился к этому народу пожестче. Король уступил и велел евреям немедленно покинуть страну.

В ту ночь, когда король подписал этот приказ, ему приснился странный сон. Увидел, как едет в карете за городом, и погода стоит жаркая. Он решил искупаться в реке, а когда вышел на берег, то не увидел ни своей дружины, ни одежды, ни кареты. Печально сел в кусты ждать, когда под прикрытием ночи он сможет добраться до своей резиденции. На рассвете вдалеке он увидел Прагу и услышал стук топоров. Подошел к дровосекам, рассказал, что с ним приключилось, а те только посмеялись. Король снова укрылся в кустах и стал ждать.

Вскоре из-за поворота показался нищий старик. Правитель вышел из кустов и попросил его поделиться одеждой. Нищий развязал свой узелок и дал королю старые штаны и пальтишко. Король пошел к дому и вскоре в клубах дыма увидел дворянина в карете. Рассказал ему, что случилось, и попросил помощи. Дворянин ответил, что король находится в своей резиденции и только что разговаривал с ним.

Король в лохмотьях понял, что обманщик из его дружины воспользовался сходством с ним, украл его одежды и теперь занимает его место. Король сидел в зарослях и размышлял, как доказать, что в Замке ненастоящий король, а он – настоящий. Кто ему поверит?

Король пришел в Прагу, бесцельно ходил по улицам, видел своих дворян в каретах и печалился оттого, что он несчастнее их. Вспомнил про раввина и с ногами в ссадинах и пустым желудком остановился он около домика с почерневшими стенами в пражском гетто. Постучал в дверь и с тревогой ждал, что будет.

Прага. Раввин Лёв. Фото Галины Пунтусовой Раввин открыл дверь, низко поклонился, пригласил короля зайти и отдохнуть и сказал, что сам Соломон однажды пережил подобное несчастье. Король переоделся, умылся, поел и попросил совета. Рабби сказал, что каждый возвращается к месту своих деяний. Снова ожидается жаркий день, и весьма вероятно, что двойник поедет искупаться. Куда его потянет нечистая совесть, как не к реке, на берегу которой он стал королем? Как только он зайдет в воду, остается сделать с ним то же, что он сделал с королем. Король горячо поблагодарил раввина и обещал ему «Луну с неба», если этот план действий окажется успешным.

Раввин отказался от благодарности и обратил внимание короля, как горька несправедливость, и как от решения короля могут пострадать все братья – то, что он пережил на пыльных дорогах, евреев ожидает не несколько часов, а всю жизнь. Раввин просил разрешения евреям остаться жить там, где их дом.

Король отменил свой приказ и нетерпеливо пошел к берегу реки, где ему удалось снова надеть свои платья, сесть в карету и вернуться в Замок.

Карету трясло на булыжной мостовой, и король внезапно проснулся. Он лежал на своем ложе, смотрел в темноту и осознавал, что это был лишь сон. Подошел к окну, вдохнул свежего ночного воздуха, смотрел в окно на спящую Прагу. Возвращаясь к кровати, увидел на столе лохмотья нищего а рядом отмену приказа, которую сам написал. С наступлением дня отдал документ министрам.

Так рабби Лёв избавил свой народ от изгнания.

© Перевод Галины Пунтусовой. Перепечатка без ссылки на сайт www.prahafx.ru запрещена


гл.страница легенды мистика старая Прага дома, улицы выставки контакты