гл.страница легенды мистика старая Прага дома, улицы выставки контакты

О строгом привратнике из Старой коллегии
Легенды Старой Праги

Прага. Фото Галины Пунтусовой
Ул. Жатецка (čp 43)

В Капровой улице, прямо напротив Жатецкой, стоял когда-то старый дом. Сначала он принадлежал пану Бочеку из Кунштата, позже стал собственностью лечебного факультета и стал общежитием. В комнатах жили студенты, а в сводчатых залах молодым студентам профессора высшей школы читали лекции, как лечить больных. С тех пор дом пана Бочека стали называть Старой коллегией. Но уже давно Старая коллегия распалась, а на ее месте обычная староместская улица.

В коллегии господствовал строгий порядок, но наказания не помогали, коллегия сотрясалась от самого фундамента. Привратник был суровый, как крестьянин в Великий пост, с утра до вечера хмурился на веселую молодежь, и бежал к управляющему жаловаться на каждый малейший проступок и требовать сурового наказания. Управляющий не заставлял себя уговаривать, так что карцер почти не пустовал. Чем привратник был строже, тем больше проделок для него придумывали студенты, превращая его жизнь в ад на земле. Он вскидывал руки и сетовал, что в его время молодые были послушными и вежливыми, и каждый проступок, по его мнению, заслуживал виселицу.

Самыми суровыми бывали вечера. Уже задолго до установленного часа он стоял у двери, угрожающе гремел ключами и закрывал дом с точностью до минуты. Опоздавшие вынуждены были звонить, стучать дверным молотком, привратник тут же записывал их имена, и на утро их вызывал управляющий. Студенты получали тяжкие наказания, по многу дней не имели права выходить из общежития, а иногда проводили ночь под замком на хлебе и воде.

Однажды стайка возбужденных опоздавших студентов добежала к воротам на одну минуту позже установленного времени, долго стучали в двери, пока в коридоре не послышался звон ключей и нарекания бессердечного старца. Минута таким образом растянулась в четверть часа, а утром управляющий знал каждое имя и посадил провинившихся в карцер на несколько ночей. Тогда у студентов закончилось терпение, и они решили хорошо проучить привратника.

Через несколько дней в комнату привратника прибежал испуганный ученик, дрожа как осиновый лист, и прерывающимся голосом рассказывал, что слышал в подвале странный шорох, потом стук и стоны, будто кто-то во тьме упал с лестницы и сломал себе руку или ногу.

Привратник взял фонарь и пошел за студентом в подвал. Открыли двери, кричали, но никто им не ответил. Осторожно спустились по каменной лестнице, но внезапно из полутьмы вынырнули несколько теней, и шесть рук ловко связали руки сторожа за спиной. Он попробовал позвать на помощь, но ему вставили кляп и уже подталкивали к центру большого подвала.

Привратник сопротивлялся, но когда дошел до конца коридора, остановился и выпучил от ужаса глаза. Вокруг стен молча стояли все студенты коллегии, под сводчатым потолком чадил зажженный факел, а в центре молчаливого круга стоял палач в красном капюшоне с перекрещенными на груди руками. В двух шагах от палача стояла деревянная плаха с огромным топором, острый край которого грозно блестел в тусклом желтом свете. Из круга вышел парень, которого привратник считал самым большим хулиганом всей коллегии. В одной руке он держал зажженную свечу, а в другой обгоревший пергамент. Он поднял свечу и в гробовом молчании важным голосом прочитал приговор. Т.к. привратник был злым к студентам, портил им жизнь несправедливостью, собрание приговаривает его к смертной казни.

Сторож дрожал от страха, пытался объяснить, что только добросовестно исполнял свои обязанности, но кляп ему мешал, так он вращал глазами, на лбу у него выступил холодный пот, а лицо побледнело, как стена. Студенты торжественно завязали ему глаза и заставили встать на колени, склонив голову на плаху.

Привратник уже не сопротивлялся, потому что от страха уже был полуживой. Палач поднял топор, однако в последнюю минуту к осужденному подошли два ученика, натянули над его головой белый шарф, и как только прозвучала команда, прижали край платка к затылку, будто это топор палача.

Старик на мгновение замер, потом опустился на холодную землю и остался лежать без движения. Палач снял капюшон и рассмеялся, толпа гудела и ликовала, но старик так и не пошевельнулся, и смех постепенно затих.

Склонились над ним, развязали платок с его лица и с первого взгляда поняли, что ему очень плохо. Быстро побежали за бинтами и скартификатором, хотели взять у него немного крови, но спасти его уже не могли, потому что сердце привратника от волнения и ужаса остановилось навсегда.

Вскоре после этого в Старой коллегии появился призрак. Каждую ночь на лестнице слышался звук медленных шагов, в сумраке гремели ключи, дверной молоток сам по себе стучал в ворота, а ворчливый голос бубнил сердитые слова - это дух сердитого привратника делал обход Старой коллегии. Чаще всего он появлялся в коридоре за воротами после времени закрытия общежития, подкарауливал в тени и со злостью набрасывался на каждого опоздавшего. Потом отворачивался и шел к лестнице, мрачно звеня связкой ключей, сетуя, что нет у него покоя в могиле, потому что умер смертью самых ярых преступников.

Говорили, что его освободит тот храбрец, который ему отрубит голову, но кто бы решился сделать это на самом деле?

© Перевод Галины Пунтусовой. Перепечатка без ссылки на сайт www.prahafx.ru запрещена


гл.страница легенды мистика старая Прага дома, улицы выставки контакты