Мистическая Прага
Нове Место пражское

Сеноважная площадь

За Индржижской башней расположена Сеноважную площадь. Здесь был сенной рынок, на котором, согласно привилегиям Карла IV от 13 июня 1360 года, продавали фураж для лошадей, овес и сено. Когда-то магазины и шатры продавцов располагались с восточной стороны от башни. Это место долгое время имело вид сельской местности, лужи с лягушками здесь были еще и в 16 веке и даже оказались полезными при пожаре 1507 года. В нескольких здешних трактирах было весело, в них собирались рабочие и солдаты из расположенных по близости казарм. Иногда даже требовалось вмешательство караула, чтобы унять драку.

Сеноважная площадь в Праге
Сеноважная площадь
Сеноважная площадь в Праге
Сеноважная площадь

С восточной стороны площадь заканчивалась у Новых ворот в новоместской крепостной стене. Раньше на их месте, немного севернее, стояли Горские ворота, через которые по Гибернской улице ездили в город Кутна Гора.

Легенда рассказывает, что в крепостных воротах висит палица. Вероятно, это рассказывали детям, живущим в других городах, которым очень хотелось поехать с родителями в Прагу. Но брать с собой в дорогу детей не всегда удобно, вот и придумали отговорку, что в Праге в воротах висит палица, обтянутая шкурой ежика. Кто впервые приезжает в Прагу и не поцелует палицу, тот получит ею по голове.

В новоместском городском укреплении были следующие ворота:
  • Поржичкие (св. Петра, Шпитальские),
  • Эти ворота - Горские, напротив Витковой горы и Жижкова,
  • Конские (св. Прокопа) - на конце Вацлавской площади,
  • Ворота св. Яна, или Свинские (пл. Коменского),
  • Житные ворота, были построены позже.
Т.к. Старе Место было со всех сторон окружено Новым Местом, то для выхода из города в ведении жителей Старого Места было двое ворот в новоместской крепостной стене - Поржичские и Горские, в которых пошлину брали в пользу Старого Места. Поэтому рьяный новоместский служитель выходил перед Горскими воротами и разворачивал повозки к Конским, где пошлину брало уже Нове Место.

Сеноважная площадь в Праге
Сеноважная площадь
Сеноважная площадь в Праге
Сеноважная площадь

В Горские ворота 5 февраля 1527 года въезжал Фердинанд I с королевой, с пражским гетманом и 300 всадниками, панами и рыцарями, епископом, слугами. Когда процессия приблизилась к виноградникам, примерно в четверти мили от города, тут стояли нарядно одетые евреи со своими священниками впереди и певцами, исполнявшими еврейские песни. Они держали красивую хоругвь и балдахин, который хотели нести над королем. Король от этого отказался, но заверил их, что разрешит им остаться при их вере. Дальше стояли христиане, принимавшие причастие под обоими видами и профессора учения пражского с другими служителями университета, которые просили сохранить им их права и свободы, что им король тоже разрешил. Горских ворот процессия достигла в 3 часа дня, где ее приветствовали и вручили ключи от города бургомистр и члены городского управления.

Сеноважная площадь в Праге
Сеноважная площадь
Сеноважная площадь в Праге
Сеноважная площадь

Через эти ворота в 1577 году привезли тело императора Максимилиана. Здесь у ворот, которые стали называть Новыми, ожидали император Рудольф с послом папы римского и архиепископ с духовенством. Здесь организовали процессию до храма св. Якуба, где тело хранилось с 6 февраля до 22 марта, после чего было отвезено к св. Виту на Пражский град и похоронено.

Через эти ворота 9 ноября 1620 года покидал Прагу «зимний» король после проигранной битвы на Белой горе. К 10 часам сюда приехали королева с маленьким сыном в повозке, ее муж на коне, несколько повозок с дорогими королевскими вещами и 300 всадников. Пришли гетман и члены городского совета, чтобы попрощаться с королем. Народ горевал, что король, забыв о своих обязанностях, позорно убегает. Некоторые паны утешали людей, что он еще вернется. Печальная процессия уехала, и вскоре в эти же ворота в 11 часов с другой стороны в Прагу въезжало императорское войско.

За этими воротами когда-то было староместское лобное место. На грубом цоколе стояла виселица из четырёх столбов и брёвен, а поодаль - столб с большим колесом, к которому привязывали осуждённых. Всё это называли Шибеничным врхом (Sibenicni vrch - холм Виселиц), и долгое время здесь появлялось много привидений. В окрестностях по ночам бродили висельники с остатками верёвки на шее, в полночь раздавались скрипучие голоса, тут же пугали прохожих осуждённые, чьи тела потом отвозили на анатомическое вскрытие именитому университетскому учёному Яну Ессениусу.

Маршрут от Сеноважной площади до места, где был Холм виселиц
Маршрут от Сеноважной площади до места, где был Холм виселиц

В старые времена в Прагу сбегалось много разных разбойников из деревень и из-за границы. Даже среди белого дня жителей грабил разный сброд, наёмные солдаты, закрывая лица капюшонами, привязывая бороды из конской щетины или козьей шерсти, чтобы их никто не узнал. И тогда пражане организовали собственную наёмную дружину из десяти конных и десяти пеших воинов во главе с десятником - главным рейтаром. Он был известен своей жестокостью, каждый день приводил кого-нибудь в путах, при этом не всегда виновного. Стали поговаривать, что рейтар живёт на широкую ногу, а краж становится всё больше, - уж не сам ли рейтар грабит людей?

В ходе расследования предположение подтвердилось. Его застали на месте преступления, а в его подвале нашли много серебра, золота и драгоценного бархата. Суд был недолгим, а решение суровым: «Чтобы был повешен у публичной и главной дороги в своём лучшем костюме на своём лучшем галстуке».

Когда рейтара вели на Шибеничный врх, на нём было надето всё награбленное: соболиная шапка, пальто, расшитое золотом, белые туфли с позолоченными шпорами… Но возмущённые жители в первую же ночь сняли с него всю одежду, оставив в одной рубашке. Так и появляется на улицах по ночам тот рейтар в рубашке, громко бранит обокравших его и с грозными проклятиями ищет свою парадную униформу рейтара.

Длаждена улица
Перейдем на чётную сторону площади, по которой выйдем на пересечение с Длажденой улицей (Dlazdena Мощёная). Вероятно, это одна из первых мощёных в Праге. Раньше иногда и прилегающие улицы называли Na starem dlazdeni (На старой мостовой). Во время мощения устранялись пристройки, выступающие на улицу, проёмы в подвалы. Но и на лучших улицах не было чисто. Не было канализации, а в канавы на улицах выбрасывали всё, что хотели. Регулярно подметать и чистить в городе начали в 1340 году, в 1508 году жителям было запрещено выливать грязь и высыпать мусор из окон, выпускать свиней на улицу, а позже и кур, гусей, уток.

На Длажденой улице в позапрошлом веке жила вдова, проигравшая в лотерею не только все свои деньги, но и деньги своего сына, служившего в императорском полку в Боснии и Герцеговине. Почти все свои деньги он присылал домой, так как боялся, что однажды проиграет их в карты, и думал, что у бережливой матери они будут в большей сохранности. По возвращении из армии сын хотел открыть школу фехтования.

Последние деньги вдова потеряла, поставив на число, которое ей во сне посоветовал сам Ян Гус. С горя старуха выбросилась из окна. Она сломала себе ноги и умерла в больнице. Вернувшемуся из армии сыну вместо школы фехтования пришлось открыть лавку старьёвщика. Дух несчастной вдовы доныне бродит по Длажденой улице и рыдает - предостерегает людей от необдуманных ставок.

Масариков вокзал
Масариков вокзал
Масариков вокзал. Фото Галины Пунтусовой
Масариков вокзал

Длаждена улица соединяет Сеноважную площадь с Гибернской улицей. Справа стоит самый старый вокзал в Праге. В 1842 году было решено соединить Прагу железной дорогой с остальным миром, а конкретнее, С Веной и Дрезденом. Для её строительства пришлось прорубить крепостные стены и построить вокзал в черте города. Сначала революционная мысль о прорубке городских стен вызвала возмущение, но для полиции было важно находиться там, где люди из поезда выходят в город, потому что среди пассажиров могут быть и криминальные элементы. Если бы вокзал бы за крепостной стеной, то привезенные товары оставались бы за пределами города, и у него не было бы возможности получать дань, а товары нужно было бы перегружать. Когда развевающиеся флаги, колокольный звон, звук мортир и громкая музыка приветствовали первый поезд, никто не думал, что жизнь пражской крепости угасает, что через двадцать лет городские укрепления исчезнут совсем. Теперь этот вокзал называется Масариковым в честь первого президента Чехословацкой республики Томаша Гаррига Масарика.

Гибернская улица
Гибернская улица от Масарикова вокзала приведёт нас на площадь Републики, обратно к линии староместского укрепления и Пороховым воротам в нём.

Гибернская улица. 1860
Гибернская улица. 1865
Это была оживлённая улица, по которой ездили в Кутну Гору. Одной из первых она была вымощена, наряду с Длажденой улицей. В 14 веке улицу называли Сватоамброжской по монастырю св. Амброзия, который находился на месте нынешнего театра «Гиберния». Этот монастырь в 1355 году основал Карл IV в память о своей коронации железной короной ломбардской в храме св. Амброзия в Милане. Корона называлась железной, потому что в её золотом венце была полоска железа, выкованная из гвоздя, которым Иисус Христос был прибит к Кресту. Потом Карл IV был коронован в Риме.

В большом монастырском саду с начала 18 века выращивали картофель, первый в Чехии. Сначала картофелем кормили скот, и он вошёл в привычный рацион только во время большого голода.

Согласно легенде каждую полночь из больших ворот бывшего Гибернского костёла выезжал безглавый всадник на трёхного коне. С большим грохотом он ездил по Йозефской площади (часть нынешней пл. Републики), а с ударом первого часа ночи призрак скрывался в воротах упомянутого костёла. С некоторых пор он не появляется, и неизвестно, каким образом ему удалось освободиться от заклятия.

Ещё одно привидение появляется на площади Републики. Это мельник на своей гружёной повозке трясется по булыжникам от Влтавы до Целетной улицы, чтобы проехать через ворота Пороховой башни на Пршикоп. Но он туда не доезжает, потому что ровно в полночь проваливается под землю. Завершающий этап его поездки очень зрелищный. Кони начинают ржать, из их ноздрей выбивается пламя, поводья, которые сжимает мельник, превращаются в шипящих змей. Повозка грохочет все сильнее, так, что мостовая На Пршикопе содрогается до самой Вацлавской площади. Потом всё гудит, как кратер вулкана, мельник вскрикивает: «Дева Мария!» и проваливается в глубины ада. Но не навсегда, потому что в следующую ночь все повторяется снова.

© При использовании материалов просьба указывать ссылку на сайт www.prahafx.ru



гл.страница легенды мистика старая Прага дома, улицы выставки контакты