Мистическая Прага
Нове Место пражское

Индржижская улица

С Вацлавской площади повернём влево на Индржижскую улицу и пойдем по ней. Она проходит от Вацлавской площади к костелу св. Индржиха, от которого получила свое название. Раньше ее называли Как идти на Сенной рынок, или К св. Индржиху или иногда На новой мостовой.

Улица Политзаключенных в Праге. Фото Галины Пунтусовой
Улица Политзаключенных
Улица Политзаключенных в Праге. Фото Галины Пунтусовой
Улица Политзаключенных

Первый перекресток справа - с улицей Политзаключенных (Politickych veznu), ранее Бредовской по имени владельца одного из домов, королевского гетмана Йозефа Бреды. Во времена Карла IV улица называлась Ангельской. Там, где сейчас находится главпочтамт, в 1360 году у придворного аптекаря Анжело (Ангел) из Флоренции был дом с большим садом, в котором тот выращивал лекарственные растения. Карл IV с удовольствием посещал этот сад, выдал аптекарю привилегии, которые следующий император Вацлав IV подтвердил и расширил на племянника и наследника аптекаря. Это был первый ботанический сад в Европе.

Панская улица
Чуть дальше, на первом перекрестке слева расположена Панская улица. Сначала жителями Нового Места после его основания в 1348 году были ремесленники - мещане, горожане. После битвы на Белой горе в 1620 году собственность начало получать дворянство - паны. Отсюда и название. Нечётная сторона улицы образована примечательными зданиями, ценными с архитектурной точки зрения, а чётная - жилыми домами.

С этой улицей связана легенда. Во время эпидемии чумы пострадало и Нове Место, люди умирали, и повозки с покойниками грохотали по улицам до глубокой ночи. В Панской улице в то время жила семья богатого горожанина, под одной крышей с которым жил и их слуга - ненасытный и недоброжелательный человек, завидовавший своему хозяину. Годами слуга размышлял, как завладеть его имуществом, внешне изображая преданность и верность.

Панская улица. Фото Карела Лойки
Панская улица
Когда чума начала лютовать на Новом Месте, он понял, что его мечты могут сбыться. Он нетерпеливо наблюдал, не появятся ли на лице его хозяина признаки смертельной болезни. Чума не миновала и Панскую улицу, соседи умирали, скоро отошла в мир иной и молодая жена хозяина, а спустя несколько дней и его самого не было среди живых.

Слуга от радости потирал руки, потому что оставалось совсем небольшое препятствие - трое осиротелых детей, которые должны все унаследовать. Недолго размышляя, он сообщил властям, что владелец дома перед смертью в благодарность за долгий верный труд назначил его опекуном детей и управляющим домом и всем имением. Тайно изготовил доверенность, подделал подпись хозяина, и ложная последняя воля была признана истинной. Теперь у него были развязаны руки, потому что в последней воле сказано, что если дети внезапно умрут, то все имущество переходит опекуну и никому другому.

Однажды дети исчезли, как сквозь землю провалились. Слуга с печальным лицом сообщил соседям, что они умерли от чумы, и он их похоронил, чтобы не распространять заразу.

В первую же ночь его разбудила боль в области сердца. Открыл глаза, и закричал от страха - у него на груди стоял большой черный кот, устремив на него взгляд диких желтых глаз. Слуга хотел согнать его на пол, но кот вскочил ему на лицо и сильно поцарапал, а потом исчез. С кровоточащими царапинами на лице перепуганный слуга его всюду безуспешно искал, а на следующую ночь кот появился снова и поцарапал лицо и руки слуги. Было так больно, что слуга до утра не сомкнул глаз.

Панская улица
Панская улица
На третью ночь слуга решил выспаться у соседей. На закате солнца, он закрыл дом, но едва вышел на улицу, как услышал за собой мяуканье. Кот с взъерошенной на хребте шерстью шел за слугой, и не успел тот опомниться, как кот был уже на его плечах, снова расцарапывая ему лицо. Слуга старался сбросить кота, срывал его с себя обеими руками, кричал, чтобы люди помогли ему избавиться от черного страшилища. Соседи же останавливались, качали головой, удивлялись, потому что никакого кота не видели, только бегущего слугу, кричащего от боли и страха и закрывающего лицо руками. Хотели бы ему помочь, но как, если думали, что он сошел с ума от счастья из-за внезапного обретенного имущества? Вскоре он исчез за углом, и никто его с тех пор не видел.

Старый дом в Панской улице стали называть «У черного кота». Шли годы, старую историю начали забывать. Однако когда пришли рабочие с лопатами и кирками, чтобы снести дом и освободить место для коллегии пиаристов, на втором этаже обнаружили три замурованных детских скелета. Вспомнили о сумасшедшем слуге и догадались о правде.

В Панской улице, д. 7 расположен музей художника Альфонса Мухи. Музей открыт ежедневно с 10 до 18 час.

На следующем перекрёстке слева улица Неказанка. О происхождении ее названия существует несколько версий. Строительство Нового Место шло быстро, и король Карл IV лично следил за исполнением планов. Чтобы город быстро развивался, Отец страны назначил, чтобы каждый владелец нового участка приступил к строительству своего дома не позднее, чем через месяц, и поселиться в своем доме не позднее, чем через полтора года после получения земли. Новые жители освобождались от уплаты налога на 12 лет, и королевские привилегии постановили, что мастерские кузнецов, колесных дел мастеров, ножовщиков и слесарей были перенесены из Старого в Новое Место.

Неказанка
Новое Место росло, и король часто посещал бойкую стройку: наблюдал, насколько старательно работают каменщики, плотники, как появляются новые улицы, рынки и площади и строго следил, чтобы землемеры работали строго по чертежам.

Неказанка
Неказанка
Однажды король вернулся из далекой поездки и, едва отдохнув, поспешил за новые городские стены, чтобы посмотреть, как они выросли за время его отсутствия. Медленно проезжая в седле своего коня вдоль городских укреплений к воротам св. Амброуза, как тогда называли нынешние Пороховые ворота, он наблюдал за движением на стройке. Перпендикулярно укреплениям тянулась узкая улочка, которую он не мог узнать, сколько ни вспоминал планы и чертежи. Король позвал строителя, велел показать чертежи и на самом деле увидел, что улица на чертежах не обозначена. Строго велел, чтобы к нему без промедления пришли все землемеры и строители, и решительно потребовал объяснения, что это за улица и кто им ее велел строить.

Строители сначала увиливали, не решались сказать правду, а потом, увидев неизбежность ответа, признались: «Никто нам не приказывал, чтобы мы заложили эту улицу, и в планах ее не было. Но мы подумали, что она тут была бы очень нужна, чтобы не пришлось много обходить и объезжать. Если потребуешь, мы тут же ее разрушим, чтобы было по Твоей воле».

Король задумался, осмотрелся и вскоре перестал хмуриться, проехал по улочке, постоял около землемеров и кивнул. «Оставьте ее»,- сказал мягко, «как вы ее разместили, пусть называется Неказалка (Неприказанная), и это название останется навсегда».

Так и стало. Улица была вскоре достроена и действительно получила название, какое захотел король. Но со временем люди переменили ее из Некaзалки в Некaзанку.

А еще рассказывают, что название Неказанка появилось совсем не так. У богатого жителя Праги Сваха на месте строительства Нового Места был большой сад, который тянулся от нынешней Индржижской улицы до городского рва. Свах был корыстолюбивым, быстро сообразил, как получить пользу от стройки, и посреди своего сада открыл новую дорогу, чтобы повозкам не приходилось объезжать. Места около дороги для строительства домов он, однако, продавал за большие деньги. Через год после смерти Карла IV дорогу у Сваха купил горожанин Пешек, которого называли таможенником, потому что его сын Шимон был таможенником в Кутной Горе. Дорогу тогда стали называть Шимонова, но у улицы репутация была неважная: поселились на ней люди нечестного ремесла, ловеласы и женщины свободных нравов воры и хулиганы. На улице правил беспорядок (nekazen), и жители Нового Места стали называть ее Неказанкой. О таможеннике Шимоне быстро забыли, а имя у улицы осталось и по сей день.

У Индржижской башни и костёла
Мы подошли к костёлу св. Индржиха и Индржижской башне. Обойдем вокруг него, рассмотрим этот островок тишины и спокойствия в центре Праги. Костел построен в 1348-1351 гг. в честь свв. Индржиха и Кунгуты. Св. Индржих - император римский и король немецкий, поддерживал Пршемыслов Яромира и Олдржиха против польского Болеслава Храброго. Св. Индржих - один из покровителей чехов, а св. Кунгута, его супруга - покровительница ордена крестоносцев. Рядом с костёлом было кладбище, закрытое в 1787 году, а многочисленные надгробные камни были вмурованы в стены костёла.

Костел св. Индржиха. Фото Галины Пунтусовой
Костел св. Индржиха
Костел св. Индржиха. Фото Галины Пунтусовой
Костел св. Индржиха

Это была деликатное отношение к мёртвым - хоронить их в пределах городских стен при костёлах, как было принято в Европе. На кладбищах росло много деревьев, особенно можжевельника и ёлок, поэтому предки чехов сначала называли кладбище траурным садом (pohrebni zahrada), а потом уже костёльным двором, по-немецки Kirchhof. Это были удивительные сады! Иногда кладбище не было огорожено, и через него ходили, как по улице, сидели женщины, продающие различные вещи, на нем играли школьники, бегали поросята и бродячие псы, прохаживались куры. Близость кладбища предкам не мешала, они не боялись находиться на нем ни днем, ни ночью. Днем они сидели на кладбище в ожидании святой мессы, а то и забывали о ней за разговорами. Но были набожными, падали на колени, когда звонил благовест или священник шёл к больному со святыми дарами.

Костел св. Индржиха. Фото Галины Пунтусовой
Около костела св. Индржиха
Костел св. Индржиха. Фото Галины Пунтусовой
Костел св. Индржиха

Как и везде, здесь тоже при кладбище был приход и школа. Индржижская школа прославилась в период гуситов. Здесь служил профессор греческого языка и математики Петр Кодициллус, который в 1553-1589 выпустил новый календарь, из которого исключил праздник Яна Гуса. Поэтому о нём пели шутливую песенку.

Будучи ректором университета, профессор заботился об образовании, писал стихи на латинском, выпустил латинско-чешско-немецкий словарь.

Вацлав Янса. Костел св. Индржиха. 1900
Вацлав Янса. Костел св. Индржиха. 1900
Костёл здешний с самого начала был приходским, и одним из главных на Новом Месте, как Тынский на Старом Месте. Священники этого костёла носили балдахин над чешским королём во время коронации.

В 1516 году в Венгрии умер Владислав II. Жители Нового Места за него отслужили заупокойную службу. Организовали процессию, выбрав восемь почётных горожан, которые в черных куньих шубах, сшитых из бархата и атласа, несли погребальные носилки с королевским знаком, мэр нёс позолоченную корону, члены городского управления - жезл, державу, хоругвь. За процессией шёл народ, каждый с горящей чёрной свечой в руках. Народу было много, будто король, и правда, лежал на носилках.

После Белогорской битвы костёл стал католическим. Последний раз под обоими видами (облаткой и вином) здесь причащались в 1622 году.

При осаде Праги шведами в 1648 году костёл повредила стрельба пфальцграфа Карла Густава от Новых ворот. Тогда здешний священник Шимон Тихий увидел, что прямо на костёл падает бомба. Он предотвратил ее попадание молитвой к св. Барборе, и бомба упала на кладбище, не причинив костёлу вреда.

Пожар 1745 года уничтожил прекрасную крышу, которую можно увидеть на старых гравюрах. Костёл длиной 68 м, шириной 27 и высотой после ремонта всего 18 м. С западной стороны стоит колокольня высотой около 30 м. Башня завершает взгляд на эту живописную улицу со стороны Вацлавской площади. Башня была заложена в 15 веке, закончена во время правления Владислава II. Ее реставрировал архитектор Моккер, новый готический портал с 1879 года.

Во время урагана в 1801 году упала готическая крыша колокольни, а новую крышу поставили в 1879 году. Куранты поместили на башню в 1577 году, на них были изображения четырех евангелистов.

© При использовании материалов просьба указывать ссылку на сайт www.prahafx.ru



гл.страница легенды мистика старая Прага дома, улицы выставки контакты